Pусский
Thursday 17th of August 2017
code: 81115
Багаж знаний имама Резы (ДБМ)

Имам Реза (ДБМ) готовится и произносит имя Господа в красивой и величественной форме. Его образ - решителен, а шаги - тверды. Он ступает медленно, но уверенно. Придя к назначенному месту встречи, двери замка открываются. Имама с его лучезарным лицом проводят внутрь. Дворец погружен в веселье. Аббасидский халиф Мамун поднимается с места и, хитро положив руки себе на грудь, направляется ко входной двери дворца. Остальные также встают. С приходом сына Пророка (ДБАР) веселье стихает, и все присутствующие замирают в ожидании. Никто не в силах произнести ни слова. Так продолжается до тех пор, пока имам не сел на выделенное ему место.

Видные улемы различных религий и вероисповеданий уселись рядом с Мамуном. Самыми известными и влиятельными из них являются Джаслик, Рас аль-Джават и Настас Руми. На собрании также бросаются в глаза крупные улемы в области калама из четырех исламских стран, а также многие командующие и руководители. Религиозные улемы окидывают взглядом имама Резу (ДБМ). Они думают, что могут с легкостью одержать над ним верх в научной полемике. Мамун начинает разговор с имамом. В душе он также рад тому, что видит имама в окружении ученых и улемов, ибо уверен, что имам не выйдет из этой арены победителем. Он обращается к Джаслику о словами: "О, Джаслик! Это - мой двоюродный брат Али ибн Муса ар-Реза. Он - один из сынов Фатимы, дочери нашего Пророка; он - сын Али ибн Аби-Талиба. Я желаю, чтобы ты провел с ним полемику".

Джаслик отвечает: "О, повелитель правоверных! Как могу я разговаривать и спорить с человеком, который ссылается на книгу, не принимаемую нами, и верит в Пророка, в которого не верим мы?" Обращаясь к нему, имам произносит спокойным и приятным тоном: "О, христианин! Устроит ли тебя, если я буду ссылаться на Евангелие?" "Да, - ответил Джаслик - клянусь Всевышним, я соглашусь, даже если это окажется не в мою пользу". Имам сказал: "Спрашивай меня о чем хочешь, и я отвечу тебе". "Сначала приведи мне свидетеля не из твоей религии, который подтвердил бы пророческую миссию Мухаммада", - сказал Джаслик. Имам ответил: "Устроит ли тебя свидетельство того, которого Иисус, сын Марии, считал справедливым и одобряемым?" Джаслик спросил: "Кто этот справедливый человек?" "Иоанн Богослов", - ответил имам. "Браво, - воскликнул Джаслик - ты назвал человека, которого Иисус любил больше других". Имам продолжил: "Не сказано ли в Евангелии, что Иоанн сказал: "Его светлость Иисус возвестил мне о религии Мухаммада и сообщил мне о том, что после него придет такой пророк. Я в свою очередь возвестил апостолам об этом, и они уверовали в него"? Джаслик ответил: "Да, Иоанн пересказал эти слова Иисуса, однако он ничего не сказал о времени пришествия этого пророка и не назвал имена членов его семейства". Затем имам поворачивает свое благословенное лицо к Рас аль-Джалуту - одному из видных иудейских улемов и спрашивает спокойным голосом: "Читаешь ли и ты Евангелие?". Рас аль-Джалут ответил: "Да, клянусь душой своей, читаю!". Приятным и проникновенным голосом имам читает несколько стихов из Библии, в которых упоминается имя Пророка ислама. После этого он поворачивается к Джаслику и говорит: "Что ты скажешь на это? Это - слова, произнесенные Иисусом. Если ты опровергнешь то, что написано в Евангелии, ты тем самым опровергнешь Иисуса и Моисея и станешь безбожником."

"Я не отрицаю те библейские истины, которые ясны для меня. Расскажи мне теперь об апостолах Иисуса и библейских улемах, сколько человек их было?", - спросил Джаслик. Имам Реза ответил на этот вопрос следующим образом: "Апостолов было 12 человек, самым мудрым и ученым из которых был Лука. Однако великих христианских улемов было трое: Иоанн великий из Ахйи, Иоанн из Киркисии и Иоанн Дейламитский. Он (Иоанн Дейламитский) возвестил христианам и иудеям о Пророке и членах его семейства." Затем имам окидывает взглядом собрание и добавляет: "Клянусь Всевышним, мы верим в Иисуса, который верил в Мухаммада". Здесь имам прибегает к особому методу с целью заставить своего собеседника немного задуматься и изрекает: "Разумеется, единственным недостатком вашего пророка Иисуса было то, что он мало постился и молился." Услышав эти слова, Джаслик вскакивает с места. Он подумал, что нашел слабое место имама и теперь может сразить его наповал. Думая так, он говорит: "Я думал, ты - самый умный из мусульман! Клянусь, ты сделал напрасным свои знания и ослабил корни своего дела". Имам спросил: "Почему ты говоришь эти слова?". В ответ Джаслик говорит: "Ты говоришь, что Иисус мало постился и молился, в то время как он постоянно соблюдал пост и проводил ночи в молитвах. Он не разговлялся даже один день и спал ночами очень мало". Услышав признание Джаслика, имам спрашивает: "Для кого он постился и для кого читал молитвы?". Джаслика словно окатили холодной водой. Сперва он хочет сказать, что пост и молитвы Иисуса были для Бога, однако он не произносит ни слова, ибо эти слова противоречат утверждению о божественности Иисуса и идее о троице. Поэтому он чувствует, что у него нет ответа на этот вопрос, и он хранит молчание.

Тогда имам изрекает: "Я задам тебе второй вопрос. Почему ты отрицаешь, что Иисус воскрешал мертвых по велению Господа?". "Потому что тот, кто воскрешает мертвых и излечивает слепых и больных проказой, есть сам Создатель и достоин звания Бога", - ответил Джаслик. Имам возражает: "Его светлость Йаса тоже совершал эти дела. Он ходил по воде, оживлял мертвых, лечил слепых и больных проказой. Но, несмотря на это, его племя не стало называть его Богом, и никто не поклонялся ему как Богу". Джаслик снова молчит. В это время имам поворачивается к иудейскому ученому Рас аль-Джалуту и спрашивает его: "О Рас аль-Джалут! Читал ли ты в Торе в том, что Навуходоносор привел иудейских пленников в Вавилон, отправил к ним Иезекиля, который воскрешал умерших? Об этих истинах говорится в Торе, и никто не отрицает этого".

Видя бессилие Джаслика, Рас аль-Джалут говорит мягким и спокойным голосом: "Мы слышали об этом и знаем это". Имам читает еще несколько стихов из Торы. Глубокое знакомство имама с Торой поражает иудейского ученого. В это время имам перечисляет несколько из чудес, которые совершал Пророк ислама, в частности воскрешение мертвых и излечение безнадежных больных, и изрекает: "Несмотря на это, мы никогда не считали пророков своими Создателями". Имам Далее продолжает: "Если вы считаете Иисуса Богом ввиду совершенных им чудес, вы должны признать богами также Йасу и Иезикиля, ибо и они воскрешали мертвых. Авраам также в свое время отрубил головы нескольким птицам, расчленил их тела и разбросал по окрестным горам. После же, призвав их, все они воскресли. Также и Моисей оживил 70 человек, которых поразило молнией. Означает ли это, что мы должны признать всех их богами?". Предводитель иудеев, который более не в силах продолжать полемику, незамедлительно говорит: "Правда на твоей стороне. Нет бога, кроме единого Творца". Имам снова изрекает: "О, Джаслик! Помнишь ли ты слова Иисуса, который изрек: "Я вернусь к своему и вашему Создателю. После меня придет Фараклит. Подобно тому, как я свидетельствовал в нем, он будет свидетельствовать обо мне и все разъяснит для вас"?" Джаслик отвечает: "Да".

В ходе полемики вопросы и ответы между имамом и учеными разных религий продолжаются еще какое-то время. Присутствующие все больше убеждались в глубоких и бесконечных знаниях имама. Джаслик и его соратники более не могли противостоять имаму. Наконец он поворачивается к имаму и признается с восхищением в голосе: "Клянусь Всевышним Господом, я не думал, что среди мусульман есть кто-то, похожий на тебя!"

user comment
 

latest article

  Молитва тридцатая (из Сахифы Саджадийи)
  Молитва [в день] Арафат
  Молитва пятидесятая (из Сахифы Саджадийи)
  Молитва сорок девятая (из Сахифы Саджадийи)
  Молитва сорок восьмая (из Сахифы Саджадийи)
  Молитва сорок седьмая (из Сахифы Саджадийи)
  Молитва сорок шестая (из Сахифы Саджадийи)
  Молитва сорок четвёртая (из Сахифы Саджадийи)
  Молитва сороковая (из Сахифы Саджадийи)
  Молитва тридцать девятая (из Сахифы Саджадийи)