Pусский
Tuesday 12th of December 2017
code: 80970
Ашура в сердце каждого
Во имя Аллаха, Всемилостивого, Всемилосердного

ИА ABNA: Вот и настали дни Ашуры — первой декады месяца Мухаррам, кульминацией которой служит десятое число — годовщина трагической гибели имама Хусейна (А). Мы уже много писали как о лицемерии именующих себя мусульманами, дерзнувших поднять руку с мечом или копьем на плоть от плоти Посланника Аллаха (С). Мы также говорили о двуличии именующих себя шиитами (сторонниками Имама (А)) жителей Куфы, в решающий момент отказавшихся прийти ему на помощь, обрекая членов Непорочного Семейства на страшный выбор в пустыне у Карбалы: либо пасть, израненными стрелами и мечами, либо мучительно умирать в окружении врага от голода и жажды.Именно там, девятого Мухаррама, прозвучали эпохальные слова племянника Имама (А) - малолетнего Аль-Касима, сказавшего, что смерть за имама (А) для него — слаще меда, и отказавшегося покинуть поле боя.Вот на этом моменте и хотелось бы остановиться подробнее, поскольку именно он определяет мировоззрение и поведение истинных шиитов в современном мире, их психологию и взаимоотношения с окружающей действительностью.Что есть поведение истинного шиита, готового к самопожертвованию, и предпочитающего почетную смерть на поле боя позорной кончине забвенного и презренного труса? Каким историческим примером можно проиллюстрировать его?В истории двадцатого столетия — как ни прискорбно — мусульманам приходилось в большинстве случаев отступать и надеяться на покровительство сильных мира сего. И это при том, что в Священном Коране сказано, что истинным покровителем мусульман является один лишь Всевышний Аллах, и всякая надежда на заступничество международных законов, Декларации прав человека и прочее, и прочее будет тщетной, если мы сами забудем свои честь и достоинство, братство и солидарность.Я пишу эти строки в те дни, когда сектор Газа празднует примирение с Израилем, выдаваемое палестинским лидером Ханией едва ли не за победу над сионизмом. Мне горько это слышать и писать о том, что одни мусульмане не умеют воевать и провозглашают победные реляции, выдавая желаемое за действительное, а остальные мусульмане не в состоянии проявить должной солидарности с палестинским народом, в надежде на то, что сильные державы пощадят их и позволят мелкопоместным князькам дожить свой век в тишине и благоденствии. Также, как поразительным образом мусульманские страны не проявили не только солидарности, но даже сочувствия своим ливанским братьям в июльской войне 2006 года, не сумев подписать даже осуждающего сионистскую агрессию протокола на экстренном заседании Организации Исламской Конференции. Мы слышим громкие заявления неоисламистов с осуждениями действий Сирии, Ирана и Хезболлы, но никто из них — удивительным образом — не торопится решать палестинскую проблему. Вопросы прав человека в Сирии, так сильно волнующие турецкого премьера Эрдогана, отступают на второй план, когда речь идет о Палестине. Турецкая армия, приведенная в повышенную боевую готовность, в любой день способна вторгнуться на территорию «братской» мусульманской суверенной Сирии, но ни одного заявления мы не услышали из Анкары по поводу того, что турецкие войска (страны-члена НАТО) готовы по первому зову отправиться на помощь палестинским единоверцам, страдающим под гнетом оккупантов.Что это: новая Куфа? Новая омейядовщина?С чем же сравнить мне современных мусульман?В 1931 году величайший военный преступник ХХ столетия, император Японии Хирохито подписал секретный указ о создании на территории оккупированной Манчжурии особой лаборатории по разработке бактериологического оружия, которое предполагалось направить прежде всего против СССР. Сам будучи микробиологом по образованию, император прекрасно знал, какой документ ему дают на подпись. Новообразованное «Управление по водоснабжению» Квантунской армии, получившее кодовое название «отряд 731», занималось бактериологическими исследованиями, проводя испытания на живых людях. В основном это были неблагонадежные китайцы, поставляемые жандармерией Харбина, неподалеку от которого, у города Пинфань, располагалась секретная лаборатория. Но попадались и европейцы, и русские — с началом военных действий против Советской России в районе реки Халхин-Гол, в лабораторию попали пленные красноармейцы и железнодорожники — служащие КВЖД.Подробное описание бесчеловечных экспериментов, в результате которых людей заживо подвергали обжиганию кислотой, радиоактивному облучению, отморожению конечностей, прививанию разного рода болезней и т. п., дано японским писателем Сейити Моримурой в его книге «Кухня дьявола», переведенной на русский язык и изданной ранее в СССР. В частности, из текста понятно, что заключенных, выживших после эксперимента (именуемых японцами не иначе как «бревнами»), возвращали обратно в камеры, чтобы выхаживать для повторного использования. Таким образом, попавшим в секретную лабораторию было совершенно ясно, что, во-первых, живым отсюда никто не выходит, и, во-вторых, те мучения, которые ожидают здесь каждого, во много раз страшнее самой смерти. Японские врачи следили за опытами с непроницаемыми лицами: жалости к «живому материалу» от них ждать не приходилось.Хроники 731 отряда сообщают о единственной попытке восстания, когда заключенным каким-то чудом удалось раздобыть ключи от камер и вырваться в наружный двор (очевидно, не без помощи сочувствующих японских охранников). Предводителем восстания были русские — боец Красной Армии, чья фамилия приводится как Демченко, и несколько железнодорожников. Вырвавшись наружу, восставшие обезоружили охрану, завладев несколькими винтовками, но на последнем внешнем заграждении столкнулись с баррикадой, оснащенной пулеметными точками. Тем не менее, численность японской охраны была слишком мала: бросившись все вместе на пулеметы, заключенным удалось бы подавить огонь, хотя бы ценой многочисленных жертв. Так и поступили русские бойцы, предпочтя почетную смерть солдата с оружием в руках. И здесь случилось невероятное, чему я не нахожу никакого психологического объяснения: убив русских предводителей, японцам удалось заставить китайских заключенных... вернуться в камеры! Испугавшись расстрела, они выторговали себе несколько дней жизни с тем, чтобы вскоре неминуемо обречь себя на смерть, только куда более мучительную и унизительную, чем смерть восставшего с оружием за правду. Этот эпизод незримо разделил заключенных на Людей и «живой материал», «бревна», оказавшиеся на экспериментальном столе не по воле жестокого рока, а на этот раз — по своему свободному выбору.Вот что такое для меня Карбала — сегодня и всегда. Это — разделительная линия между людьми и бревнами. Между теми, кто готов отдать жизнь за правду — и, возможно, сохранить ее и победить — и теми, кто безропотно идет на заклание, рассчитывая своим рабским повиновением выторговать мизерные сиюминутные блага, как поступили куфийцы. Истинный шиит может отдать свою жизнь, но никогда не позволит сделать из себя «бревно»!Имам Хусейн (А) остался в памяти народа апофеозом героизма и идейным победителем, тогда как куфийцы попали в позорное рабство, которое для любого нормального человека должно быть хуже смерти.Современный мир — это огромный полигон для испытаний, где тираны всех мастей проводят свои бесчеловечные эксперименты на живых людях. Я имею в виду не только конкретные инциденты с пытками подследственных в Гуантанамо или применением новых видов вооружений над мусульманским населением определенных стран и регионов, случаи издевательства и геноцида тех же палестинцев. Я имею в виду и глобальные экономические авантюры, позволяющие целым странам и народам попадать в


user comment
 

latest article

  Какие грехи становятся причиной истребле...
  Имам Махди (A)
  Имам Махди (A): "Я вам напоминаю...
  День смерти великого Пророка (C)
  Образ Пророка (C) в литературе
  Кто такие Имамы...
  Существуют доказательства предводительства...
  Есть ли в сунне пророка...
  Об обязательности закята
  День мученической смерти..